elektronik sigara Целеполагание плюс целедостижение

A+ A A-

Целеполагание плюс целедостижение

Для прыжка в шестой технологический уклад нужно сломать собственноручно выстроенные «заборы»
О. Л. Сергеев, эксперт Всероссийского фонда образования, к-т техн. наук

Еще раз о ключевом слове

Статья академика Евгения Примакова «Безопасность и развитие — взаимосвязанные цели», опубликованная в РГ 8 октября с. г. логически продолжает тему статьи «Нам нужна новая индустриализация». Букет взаимно исключающих проблем, требующих единого решения обозначен так: «Достаточно ли слезть с сырьевой иглы, и как это сделать, чтобы не подставить под удар интересы России?».

Автор считает, что при безусловной важности сырьевая «подушка безопасности» должна быть строго ограничена по своим размерам. Все остальные доходы необходимо тратить на новую индустриализацию России на базе наукоемких отраслей промышленности, в первую очередь обрабатывающей.

а мой взгляд, показательным в последней статьи Евгения Примакова стало разделение понятий конечного продукта и технологии, имеющей приоритетное значение в производстве. По мысли академика «гонку вооружений в мире ныне заменяет в значительной мере гонка военных технологий». При этом критическим элементом технологического развития служит активизация инновационных процессов.

Выбор ключевой стратегии обусловлен ходом истории, не дающим оснований надеяться на мирное сосуществование стран и народов. Приходится признать, что Мир и Война остаются двумя сторонами развития ноосферы, мобилизующей новейшие достижения человеческой мысли и экономический потенциал государств.

Второй важным тезисом представляется обоснование вектора развития производства. Перефразируя великого идеолога плана ГОЭЛРО, «лесами» новой индустриализации будет не электрификация, а взаимодействие между гражданским и военным производством, где сосредоточены огромные интеллектуальные возможности, сконцентрированы наиболее современные технологии.

Считается, что для взаимодействия секторов экономики необходимы:
— достаточность ассигнований и нацеленность системы военных расходов;

— полнота программ исследований, разработок и комплекса испытаний, интеграция и преодоление отраслевой раздробленности предприятий государственного и частного сектора;

— включение ОПК в международную кооперацию производителей оружия, системный подход к развитию всех уровней технического образования.

Препятствием для этих планов служит отсутствие в законодательстве РФ одного слова,— «технология», ключевого понятия для осмысления сути инноваций. Как следствие — маловероятной становится полноценная продуманная промышленная политика, «зависает в воздухе» предмет диалога между военно-прикладной и фундаментальной наукой, а заодно разработка новых форм ведения научных исследований в промышленности и оборонном комплексе, технологический суверенитет РФ и подготовка законодательства по защите интеллектуальной собственности. Вероятный итог — исчерпание заделов советского периода и утрата Россией своего места в стратегическом балансе мировых экономик.
Трудно, в этой связи, говорить о реальной продуктивности прошедшего 14-15 ноября в Новосибирске международного форума «Технопром-2013» по теме перехода к шестому технологическому укладу, призванному обеспечить эффективное развитие российской экономики в эпоху глобализации.

Сложно в отсутствие четкого понятийного аппарата обсуждать вопросы критических технологий и технологических прорывов, приоритеты научного и технологического развития, спрос на технологии для перехода страны на принципиально иной качественный уровень развития, организацию технологического лидерства.

Интенсификация внедрения инноваций в энергетике

До настоящего времени в среде ученых и политиков бытует мнение: чтобы изменить структуру российской экономики необходимо слезть с сырьевой иглы.

Усомниться в универсальности этого рецепта позволяет пример Норвегии. Занять одно из первых мест в Индексе человеческого развития ООН этой стране помог интеллектуальный ресурс, высвобожденный в процессе «ограничения сырьевой подушки безопасности». Рецепт превращения пресловутой иглы в реактор инноваций и технологий в сберегающей и возобновляемой энергетике имеет также Финляндия, бывшая провинция царской России, а ныне инновационный центр с мировым авторитетом.

Сама Россия выступает в другой «весовой категории», среди таких стран, для которых интеллектуальный ресурс всегда был локомотивом «гонки военных энергосберегающих технологий» — главного условия роста эффективности систем оружия всех видов базирования.

Критическим моментом воплощения инноваций в технологии становится предметная трудовая деятельность, соответствующая информационному образу поставленной цели. Определяющим признаком новой индустриализации является интенсификация отбора инноваций и «обогащение руды» информационных потоков, исходящих от производственной, научной и потребительской сферы.

По мнению госпожи Мерви Кяки, генерального директора финской Iппо Ргахis International Ltd, важен количественный фактор: «из 1000 перспективных идей в долгосрочной перспективе устойчиво развиваются только десять, именно эти идеи ложатся в основу ключевых инновационных брендов».

Между тем, по статистике, «только 4% инновационных идей происходит из исследовательских центров, 96% разработок производится внутри компаний, более того, их средний срок — два года — существенно ниже, чем у научно-исследовательских центров, где разработки могут вестись десятки лет».

«Если вы хотите быстрого роста сегмента инновационной экономики, необходимо обращать внимание на существующие вокруг вас компании: именно они формируют прирост ВВП страны», — советует финский эксперт.

Конечно, трудно предположить, что заводские технологи смогут создать или позаимствовать у других новые технологии. Но перед разработчиком они имеют явное преимущество — дать новое знание при сравнении передовой и традиционной технологии. Даже при строгих СНИП сооружение уникальных, например, олимпийских объектов, требует нестандартных инновационных решений, дающих импульс развитию новых отраслевых тех¬нологий производства.

Символом перехода к новой индустриализации в США явилось учреждение Федеральным законом «О соревнующейся Америке» (2007 год), в дополнение к ДАРПА, Агентства прорывных исследовательских проектов в энергетике (АРПА-Э). Данное учреждение имеет цель ускорить реализацию принципиально важных исследовательских проектов высокого риска в технологиях энергетики, укрепляющих экономическую и энергетическую безопасность США.

Технологии торможения инноваций

На давно сложившуюся психологию денежного обмена кардинально повлиял лишь его масштаб. Макроэкономика потеряла связь с микроэкономикой, коммутирующей слабые инновационные сигналы от творческих групп и талантливых индивидов.

Критические технологии в России исторически имели ценность, близкую к нулевой. Затратив миллиарды на освоение пилотируемого космоса, мы практически даром отдали американцам знания и многолетний опыт космической отрасли. В США, напротив, продолжает действовать (закрытый официально в 1994 году) КОКОМ — спецкомитет, созданный, чтобы перекрыть доступ СССР к передовым технологиям.

В давней статье «2006: успехи, но диспропорции» (РГ, 2007 г.) Евгений Примаков указал на следующую диспропорцию: высокий интеллектуальный потенциал несопоставим с его крайне небольшой отдачей, которая составляет лишь половину процента наукоемкой продукции новейших технологий на мировом рынке.

Недавно в «Известиях» эксперт Госдумы Борис Механошин заочно ответил на этот тезис так: внедрение российских инноваций крупными энергокорпорациями тормозится «естественным» путем, когда поддержка отечественного автора грозит уголовным преследованием, что вынуждает прибегать к услугам зарубежных фирм.

Законодатели не выполняют требование Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года эффективно использовать энергоресурсы «путем повышения конкурентоспособности» и следуют азам позднесоветской «экономной экономики» — сохранить «полезный эффект» при уменьшении потребных ресурсов. Тем самым провоцируются аварии и катастрофы, провалы в образовании и науке, давит коррупционная составляющая производства и ЖКХ.

Как результат, по словам главы Счетной палаты, документы государственного стратегического планирования являются набором требований, недостаточно подкрепленных обоснованными целями, задачами и показателями. Правительство РФ, видимо, продолжает утешать себя мыслью о том, что сегодня в мире нет универсальной модели построения инновационной экономики и нащупать ее удастся как-то вдруг, например, с помощью имитационных площадок типа «Сколково».

«Необходимо грамотно конвертировать научные разработки, которые у нас есть, в успешные бизнес-проекты, что у нас, скажем откровенно, далеко не всегда получается»,— заявил премьер Дмитрий Медведев. Да, без системы целеполагания и целедостижения экономика РФ рискует превратиться в большой и смешной завод по производству деревянных велосипедов. Сложно говорить о переходе к эффективному инжинирингу, не интегрируя науку и образование с производством, чего не предусматривает ФЗ «Об образовании в РФ» и ФЗ о РАН.
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Войти or Регистрация

Войти

Регистрация

User Registration
Отмена