elektronik sigara ПРОБЛЕМЫ МИЛИТАРИЗАЦИИ АРКТИЧЕСКОГО РЕГИОНА

A+ A A-

ПРОБЛЕМЫ МИЛИТАРИЗАЦИИ АРКТИЧЕСКОГО РЕГИОНА

Оцените материал
(2 голосов)

В. Н. Половинкин, д-р техн. наук, профессор А. Б. Фомичев, к-т техн. наук, ОАО «Концерн «Моринформсистема-Агат»

Освоение огромных энергетических ресурсов, а также прогнозируемое поте­пление в Арктике дали начало особо динамичной интенсификации экономи­ческих, политических и военных про­цессов в регионе. Это связано с тем, что Северный морской путь становится уни­кальным транспортным маршрутом, меняющим баланс не только в перевозке углеводородов, но и в целом в мировой транспортной политике, а месторож­дения всех природных ресурсов северного шельфа, которые составляют около 30% всех мировых запасов, смогут обеспечить практически все мировое производство на многие десятилетия. Такое положение и потенциальные запасы ресурсов Арктики приводят к тому, что военное присутствие с целью контроля и защиты национальных интересов заинтересованных стран стано­вится в регионе объективной реальностью.

До недавнего времени главным сосредо­точием мировых экономических, полити­ческих и военных интересов был Ближний Восток. Сегодня специалисты обоснованно считают, что данная парадигма, оставав­шаяся неизменной многие десятилетия, в ближайшей перспективе изменится.

Вслед за превращением Арктики в важнейший регион мировой экономики и политики, закономерно следует и его ускоренная милитаризация. Более того, борьба за ресурсы и уникальные транс­портные возможности полярного региона превращают его в центральную геополити­ческую арену XXI века. Многие аналитики видят в этом «последний передел мира».

Сегодня право на Арктику уже рас­сматривается, в первую очередь, с позиции силы. Премьер-министр Канады Питер Маккейн прямо заявил: «В Арктике главный принцип суверенитета состоит в том, что либо вы используете терри­тории, либо вы их теряете!». К сожалению, до настоящего времени мы практически не используем должным образом огромные богатства и транспортные возможности Арктики.

Арктика объявлена стратегически важным объектом для НАТО, о чем заявил официальный представитель альянса Джеймс Аппатурай. По его словам, «этот регион представляет долгосрочный стра­тегический интерес для НАТО, а также в плане безопасности союзников».

Для тех, кто следит за дебатами вокруг Арктики, понятно, что выступление Д. Аппатурая стало во многом продолже­нием инициатив, изложенных в директиве по национальной безопасности США. В этом документе сказано о наличии у Вашингтона фундаментальных наци­ональных интересов в Арктическом регионе. Интересы определены недвусмыс­ленно: «противоракетная оборона, страте­гическое сдерживание, морские операции по обеспечению безопасности».

Ключевыми стратегическими доку­ментами США, влияющими на процесс милитаризации Арктического региона, являются американские президентские директивы по национальной безопасности № 66 и № 25, а также «Совместная стратегия для морской державы 21-го века». Задачи ВМС США в Арктическом регионе были определены в январе и октябре 2007 года. Например, в январской (2007 г.) дирек­тиве по национальной безопасности США в частности отмечается: «У Соеди­ненных Штатов есть широкие и фундамен­тальные интересы в Арктическом регионе, и Вашингтон готов действовать либо неза­висимо, либо совместно с другими госу­дарствами, чтобы обезопасить эти инте­ресы. Среди этих интересов такие вопросы как противоракетная оборона и системы раннего оповещения; развертывание мор­ских и воздушных систем для стратеги­ческих морских перевозок, стратегиче­ского сдерживания, присутствия на морях и операций морской безопасности, а также вытекающая из этого свобода навигации и пролета над территорией».

В данном документе также отмечается задача «сохранения глобальной мобиль­ности американских военных и граж­данских судов и самолетов по всей пло­щади Арктического региона..., включая морскую мобильность американских вооруженных сил по всему миру. Она гарантирует суверенные права США над большими приморскими районами,включая ценные природные ресурсы, которые там находятся». В настоящее время только на Аляске дислоцированы три базы армии США (Сухопутных войск) и три — ВВС, а также несколько объектов береговой охраны с общей численностью 24 тыс. военнослужащих.

В Арктическом плане действий ВМС США также сказано, что «морские службы должны быть готовы предотвратить или ограничить региональные конфликты в случае необходимости». Особый упор делается на стратегическое сдерживание и системы ПРО. Практическое воплощение этой стратегии означает расширенное про­никновение за Полярный круг оснащенных ядерными ракетами подводных лодок ВМС США и расширение планов глобальной системы ракетного перехвата США-НАТО-Азия, которую американцы уже развора­чивают у западных, южных и восточных границ России. Размещенные в Арктиче­ском регионе системы наблюдения и мони­торинга, атомные подводные лодки, боевые надводные корабли — носители высоко­точного оружия, стратегические ядерные ракеты США и НАТО, практически завершат процесс окружения России.

Радиостанция «Голос России» про­комментировала этот документ следу­ющим образом: «В последние дни у власти президент Джордж У. Буш утвердил военное «морское могущество» США над богатой нефтью Арктикой в очередных попытках гарантировать постоянное аме­риканское присутствие в регионе и раз­вертывание там объектов ПРО. Согласно тексту широкомасштабной новой дирек­тивы по Арктике, выпущенной всего за восемь дней до инаугурации Барака Обамы, Соединенные Штаты объявляют территории внутри Полярного круга зоной своих стратегических интересов. Новой администрации посоветовали расширить американское присутствие в Арктике».

Данная арктическая инициатива США была поддержана в ходе двухнедельной встречи НАТО в Исландии, которая полу­чила название «Семинар по перспек­тивам безопасности на Крайнем Севере». На данной встрече было, в частности, заявлено, что «Крайний Север потребует в ближайшие годы еще больше внимания со стороны Альянса».

Следует также особенно отметить, что перспективные планы НАТО и междуна­родные претензии на запасы первичных ресурсов Арктики постепенно становятся главными темами обсуждений, между раз­личными государствами альянса и отдель­ными приглашенными странами. В усиление позиций этих директив 10 ноября 2009 года Министерством ВМС США, утвержден стратегический документ под названием «Арктический план действий ВМС».

В 2010 финансовому году началась реализация Арктической «дорожной карты» ВМС США, представляющей собой хронологический перечень дей­ствий, целей и желательных для ВМС результатов, которые должны быть достиг­нуты в Арктическом регионе в период 2010-2014 гг.

Утвержденный в США «Арктический план действий ВМС» получил исключи­тельно широкое обсуждение в средствах массовой информации. Например, газета «National Post» отмечала: «Американ­ский флот планирует крупномасштабный натиск на Арктику, чтобы защитить наци­ональную безопасность, потенциальные подводные богатства и другие морские интересы. «Арктический план дей­ствий», опубликованный Министерством ВМС, описывает пятилетний стратеги­ческий план по расширению операций флота на Севере в ожидании того, что замерзший Арктический океан превра­тится в открытую воду к лету 2030 года. Очевидно, что Соединенные Штаты полны решимости серьезно переоснастить свое военное присутствие и военно-морской потенциал в регионе, который все чаще рассматривается как потенциальная «горячая точка» по мере того, как тающие полярные льды облегчают доступ».

Известный в мире американский сайт «World Роlitics Review» опубликовал материал, который включал следующее: «План действий включает в себя полно­масштабный, трехфазовый список мер, которые флот надеется предпринять в арктическом регионе за последующие четыре года: разработать новые, вынос­ливые судна и оружие; составить карты морского дна с потенциальными ресур­сами и геологической информацией; и обновить диагностические инструменты, чтобы более точно предсказывать таяние полярных льдов облегчающего доступ...».

Информационный сайт AllGov пред­ставил статью под заголовком «Флот США готовится  к милитаризации Арктики»,в которой было отмечено то, что «флот США. готовится к потенциальной боевой обстановке, которая может возник­нуть после того, как в течение ближайших двадцати лет глобальное потепление рас­топит летние льды Арктического океана. 35-страничный документ Министерства ВМС США описывает пятилетний план, в котором говорится о необходимости разработать новые технологии и стра­тегии на случай, если к 2030 году ситуация в открытых водах Полярного круга станет спорной».

В августе 2012 года общественная организация Нeritagе Founddation опу­бликовала статью «Безопасность Арктики: пять принципов формирования политики США». В статье достаточно подробно изложены принципы, которыми следует руководствоваться правительству США при формировании политического курса в Арктике. А также предложены направ­ления реализации этих принципов. Важ­нейший вывод связан с обеспечением возможности и способности США про­тивостоять всем вызовам, которые про­явятся в Арктике в будущем.

Кроме этого определено, что нацио­нальный суверенитет должен быть краеу­гольным камнем стратегии США в Аркти­ческом регионе. Американцы считают, что для того чтобы установить и сохранить суверенитет, необходимо развивать воз­можности в области национальной без­опасности по линии как военных структур, так и гражданских властей. Основной структурой, ответственной за безопас­ность в арктических водах в США явля­ется Береговая охрана и ВМС. Для обеспе­чения выполнения задач, поставленных, например, Береговой охране разрабаты­вается новая стратегия развития ледового флота. Планируется в интересах Береговой охраны и ВМС строительство шести ледо­колов, которые необходимы для патрули­рования в арктических водах.

В очередной раз однозначная позиция США в Арктике была наглядно продемон­стрирована в ходе визита в регион бывшего государственного секретаря США Хиллари Клинтон. Удивительно, но данный факт прак­тически не был освещен в отечественных СМИ, в то же время по своим выводам по Арктике, он носит исторический характер.

Комментируя своё турне, Х. Клинтон высказала убежденность в том, что Аркти­ческий регион будет становиться все более важным с точки зрения геополитики, поскольку разные страны будут соперничать за его ресурсы. Следует отметить, что Россия в её прогнозах по северному региону вообще не отмечается.

На пресс-конференции по итогам этого посещения норвежский город Тромсё был провозглашен «столицей Арктики», а США — «главным арктическим государ­ством».

Высказывая своё мнение о перспек­тивах Северного морского пути (СМП), Х. Клинтон отметила, что «монопольное право России на транзит в собственных водах, не вполне правильное явление».

Позицию государственного секретаря США по изоляции России в решении про­блем Арктики поддержало руководство Евросоюза. Например, в июле 2012 г. были обнародованы «ориентиры более актив­ного внедрения Евросоюза в дела аркти­ческого региона». Представленная Евро-комиссией программа действий, согласно ее тексту, должна «показать миру реши­мость выполнять обязательства Евро­союза в отношении арктического региона. Развитие ситуации в Арктике делает еще более неотложной задачу борьбы с кли­матическими изменениями на мировом уровне, раскрывая ее возрастающее для Европейского союза стратегическое, эко­номическое и природоохранное значение». 

Транспортная система Арктики

Сегодня практически не вызывает сомнения активное участие европейских стран в милитаризации Арктики, которая уже сегодня становится важнейшим эле­ментов их внешней политики.

В декабре 2010 года шведский министр обороны Стен Тольгфорс (Sten Тolgfors) выразил мысль, что «в капиталовложениях в оборону приоритетом станут закупки вооружений и совершенствование инфра­структуры с целью усиления военно-воз­душного и военно-морского потенциала страны на Крайнем Севере». Дополни­тельно он сообщил: «Швеция намерена иметь в составе своих ВС 100 многофунк­циональных боевых и разведывательных самолетов Сиреп, что, как минимум, вдвое превышает численность авиации такого рода в соседних Финляндии, Норвегии и Дании. В 2011-2014 годах также планиру­ется выделение ассигнований на усиление подводного флота Швеции для обеспе­чения безопасности на Крайнем Севере». Одна только программа модернизации подводного флота обойдется Швеции в 1,6 миллиарда долларов.

Примерно в то же время норвежский министр иностранных дел Йонас Стере (Jonas Store) высказал мысль: «Наращи­вание военного сотрудничества скан­динавских и балтийских стран — это важный шаг в правильном направлении. Пришло время придать ему более офици­альный характер и подтвердить единство северных государств в оборонной сфере». Спустя неделю состоялась встреча мини­стров обороны Британии, Дании, Фин­ляндии, Исландии, Норвегии, Швеции, Эстонии, Латвии и Литвы в Осло. Бри­танский министр обороны Лайэм Фокс (Liam Foх) на этой встрече сказал: «Наши двусторонние и многосторонние отно­шения с партнерами в североевропей­ском регионе заслуживают углубления. Мы хотели бы создать более крупный механизм, позволяющий как членам, так и не членам НАТО налаживать более тесное сотрудничество в регионе».

В ноябре 2009 года Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия и Швеция офици­ально создали механизм коллективного военного взаимодействия (NORDEFСО), подписав соглашение о сотрудничестве. На совещании с участием глав оборонных ведомств девяти стран, где они обсуж­дали пути более тесного сотрудничества по вопросам безопасности на Крайнем Севере и вопросы «укрепления сотрудни­чества между североевропейскими стра­нами», министр обороны Норвегии Грете Фарему (Gгеtе Fагеmо) заявила: «Думаю, нам надо теснее сотрудничать в таких вопросах как боеспособность, обучение, боевая подготовка и проведение учений. Норвегия будет рада, если большее количе­ство сил альянса станет принимать участие в учениях, организуемых в нашей суровой окружающей среде».

1 августа 2009 года Норвегия перенесла штаб своего оперативного командования из Ставангера в Рейтан, на север страны и приобрела 48 боевых самолетов Lockheed F-35 для арктического патрулирования.

Дания объявила о планах создать уни­версальное арктическое командование и арктические силы реагирования, а также усилить военное присутствие на авиабазе Туле в Гренландии, которая также будет открыта для союзников по НАТО.

Канада, по мнению авторов, вообще оказалась назначенной на роль передо­вого отряда в грядущей борьбе с Россией за Арктику. Главным предметом спора тут является хребет Ломоносова, тянущийся на 1800 километров от Новосибирских островов России, через центр Арктического океана до канадского о-ва Элсмир, располо­женного в Канадском Арктическом архипе­лаге. Оттава провела крупнейшие в истории военные учения, открыла новые базы и про­демонстрировала растущую грубость и бря­цание оружием в сторону России.

Несмотря на то, что Вашингтон вместе с Брюсселем используют Канаду для конфронтации с Россией, Белый дом не стесняется утверждать свое соб­ственное военное присутствие и доби­ваться своих собственных геостратегиче­ских целей в Арктике.

В последние годы исключительно акти­визировались военные учения в Арктике, в которых принимают участие около 10 государств.

Относительно «скромными» можно считать десятидневные учения НАТО в Швеции под кодовым названием «Loyal Аггоw 2009» («Верная стрела 2009»), к которым были привлечены 10 стран, 2000 военнослужащих, авианосец и 50 истребителей.

В августе 2010 года США и Дания впервые приняли участие в ежегодных канадских учениях в Арктике «Операция Нанук», хотя у обоих членов НАТО в этом регионе имеются неразрешенные террито­риальные споры с Канадой.

В сентябре 50 боевых кораблей и 4000 военнослужащих из состава ВМС США, Дании, Финляндии, Норвегии, Швеции, Британии, Франции и Германии приняли участие в двухнедельных военных учениях «Северные берега» (Northern Соаsts) вблизи побережья Финляндии. Это были самые крупные военные маневры, когда-либо проводившиеся в финских тер­риториальных водах.

В мае 2011 года была опубликована дат­ская «Стратегия по Арктике». Как следует из документа, Дания претендует на кон­тинентальный шельф в пяти зонах вокруг Фарерских островов и Гренландии, а также в районе Северного полюса.

В последние три года руководство Канады неоднократно выражало озабочен­ность ситуацией в Арктике, в том числе военной активностью России, претен­зиями США на Северо-Западный проход и территориальными спорами с Данией. В связи с этим предполагалось увеличить численность рейнджеров с 4,1 до 5 тыс. чел., построить в Резольюте центр сухо­путных войск по обучению боевым дей­ствиям в арктических условиях. Канада выделяет деньги на строительство глубоководного порта и военно-морской базы в Нэнисивике и запустила обновление и расширение военной тренировочной базы в заливе «Решительный», а также начала строительство новых арктических патрульных кораблей.

Только за последние 5 лет военный контингент западных Арктических стран был увеличен в десять раз.

Даже Китай, который находится далеко от Арктики, хочет иметь свою долю в регионе. Пятая экспедиция китайцев в Арктику была осуществлена летом 2012 года. В целом, начиная с 2000 года, Китай заметно усилил свои арктические и антарктические исследования. За про­ведение научных программ в арктическом регионе отвечает специальное управление по Арктике и Антарктике (Сhiпеsе Агсtiс апd Апtarctic Аdministration). В последние годы в Китае создается мощная база для проведения полярных экспедиций: перестраивают порт приписки ледокола «Сюэлун» («Снежный дракон») в Шанхае, строятся корпуса для обработки данных, хранилища для полярного льда.

По китайской официальной версии, Пекин планирует расширить научные исследования полярных регионов пла­неты. В то же время руководство Китая указывает, что освоение Арктики соот­ветствует геополитическим интересам страны. В 2010 году сотрудник Даляньского морского университета Ли Чжэнфу отмечал: «Тот, кто получит контроль над арктическим маршрутом, будет контроли­ровать новый путь мировой экономики». Причём это не только Северный морской путь (самый короткий путь из Европы в АТР), но и огромные запасы углеводо­родов, крупные месторождения угля, меди, никеля, свинца, цинка, титана, золота и серебра, алмазов и других стратегически важных ресурсов.

В настоящее время Китай обладает одним ледоколом, но есть планы к 2015 году создать целый ледокольный флот, который сможет работать в антарктическом и арктическом регионе. В 2013 году должен войти в строй новый головной китайский ледокол, способный ходить во льдах тол­щиной до 4,5 метров. По словам замести­теля начальника Государственного океано­логического управления Чэнь Ляньцзэна, судно будет оборудовано подводными роботами и батискафами, для проведения исследований морской среды и ресурсов.

Следует также отметить, что в Пекине негативно оценили активизацию России в арктическом регионе: обратив внимание на возобновление полётов стра­тегических бомбардировщиков Дальней авиации над Арктикой в 2007 году и уста­новку в том же году российского флага на дне Северного Ледовитого океана. Так, профессор Го Пэйцин из Китайского университета океана заявил, что споры в Арктике по поводу прав на шельф — это «вызов, который бросают международ­ному порядку и международному праву Россия и некоторые другие государства после окончания холодной войны».

Пекин не смущает отсутствие непо­средственного выхода в Арктику. Летом 2004 года на Шпицбергене была открыта первая научная китайская станция Хуанхэ. До 2008 года китайцы провели 8 подводных исследований, используя специального глубоководного робота типа «Арктика» своего же производства.

Кроме того, Пекин настроен восполь­зоваться европейским кризисом и купить у Исландии часть подконтрольных ей территорий. Одновременно, Китай раз­вивает сотрудничество с Норвегией. Осло призывает дать КНР расширенный статус постоянного наблюдателя при Арктиче­ском совете, что расширит для китайцев двери для продвижения своих проектов в полярном регионе.

Следовательно, Арктический регион в долгосрочной перспективе может стать настоящим «полем боя» между Западом, Китаем, Россией, интерес к региону про­являли и другие страны — Япония, Южная Корея и др. Таким образом, недолго оста­лось Арктике оставаться своеобразной «терра инкогнито» — регионом общим и ничьим.

Очевидно, что НАТО стремится вытеснить Россию из Арктики. Каков же наш ответ? О нынешней «военной актив­ности» РФ в регионе свидетельствуют, например, данные, приведенные Вячес­лавом Михайловичем Апанасенко — контр-адмиралом, членом-корреспон­дентом Российской академии ракетных и артиллерийских наук. В частности он отмечает недопустимое сокращение ВМФ на Севере с 1990 до 2010 года. По боевым надводным кораблям сокращение состава почти в 6 раз, по подводным лодкам почти в 11 раз, по боевым катерам почти в 13 раз.

Следует подчеркнуть, что наши «пар­тнеры» будут уважать только сильную Россию — несгибаемую и мощную. Если они будут видеть, что мы готовы отстаи­вать свои позиции, в том числе военным путем, это станет серьезным аргументом, чтобы к военному пути не прибегать. Такова естественная форма сдерживания.

Ее может обеспечить только эффективное оборонное строительство и жесткая внешняя политика на Севере.

Сегодня активно формируется новая стратегия освоения Арктики, под эгидой Совета Безопасности. В ней, по словам депутата ГД РФ Артура Чилингарова, отражен принципиальный посыл, который Москва направляет миру: «Арктику мы никому не отдадим».

В этих условиях Россия, как заявил ранее премьер-министр РФ Владимир Путин, также собирается расширить в Арктике свое присутствие, в том числе и военное. Он, в частности, отмечал, что «мы открыты для диалога с нашими зару­бежными партнерами, со всеми соседями по Арктическому региону, но, разумеется, собственные геополитические интересы будем защищать твердо и последова­тельно».

Список используемой литературы:

1.В. Н. Половинкин, А. Б. Фомичев, Ю. Н. Тара-тонов «Русский Север. Прошлое, настоящее, будущее». СПб, изд. «Северная верфь», 2012 г., 262 с.

2.В. Н. Половинкин, А. Б. Фомичев «Русский Север». СПб, «АИР», 2012 г., 343 с.

3.В. Н. Половинкин, А. Б. Фомичев «Мировой океан и обеспечение национальной безопас­ности России в XXI веке», «АИР», 2012 г., 349 с.


Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Войти or Регистрация

Войти

Регистрация

User Registration
Отмена