elektronik sigara АРКТИКА: КТО ЗА ШТУРВАЛОМ?

A+ A A-

АРКТИКА: КТО ЗА ШТУРВАЛОМ?

Оцените материал
(0 голосов)

«Образование есть необходимость, а не роскошь,

ибо рост ребенка не может быть отложен или

задержан на время экономи­ческих затруднений».

Н.К. Рерих

Н.Н. Григорьев, к-т техн. наук, профессор кафедры «Технических средств навигации»

Государственный университет морского и речного флота имени адмирала СО. Макарова Бесперспективное занятие - надуть воздушный шарик с одной стороны. Коли­чество   воздуха,   предназначенное   для упомянутой   половины,   распределится равномерно, в итоге шарик не приоб­ретет упругую форму. Это очевидно для каждого. Но вот в развивающихся эконо­миках такие попытки, - явление не редкое: пытаются реализовать различные проекты с упором на технический аспект, однако про главного фигуранта любой деятель­ности - человека - забывают. Про человека, который должен реализовывать проект на деле. Захотят ли люди участвовать в реа­лизации проекта, и хватит ли человеческих ресурсов, мотивированных и способных по своим физическим и психофизиологиче­ским на воплощение задуманного?

Амбициозные проекты использования Северного морского пути (СМП) для целей круглогодичной навигации, факти­чески, придется начинать с нуля. За годы, прошедшие со времени распада СССР, инфраструктура пришла в полную негод­ность. Допустим, что средства для ее воз­рождения государство выделит. Средства потребуются не малые, а учитывая опыт масштабных строек за последние годы, прямо таки огромные. Ведь Арктика - это не Сочи и даже не остров Русский.

Вот и выясним, что же из себя пред­ставляют человеческие ресурсы, которые можно привлечь для реализации проекта, стратегического по размаху и экстремаль­ного по условиям исполнения.

Освоение Арктики - это, прежде всего, морской флот: суда, способные совершать плавание в ледовых условиях и специ­алисты, обученные и пригодные по состо­янию здоровья работать в экстремальных условиях.

Нынешнее состояние флота и кадровый состав, за редким исключением, не соот­ветствуют заявленным требованиям. Основной гарант безопасности мореплавания СМП - ледокольный флот суще­ственно устарел. Программы строитель­ства новых ледоколов есть, и, судя по публикациям, такая работа начата. Что же касается подготовки кадров для работы в Арктике, то проблема находится в перма­нентно подвешенном состоянии. Между тем, кадры - это первичный фактор, а флот вторичный. Как сказал Адмирал Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов: «Будут кадры - будет флот».

Проблема улучшения подготовки современных моряков назрела давно и тре­бует самого пристального внимания. Дина­мика аварийности свидетельствует, прежде всего, о низком уровне квалификации спе­циалистов. Аварийность на флоте РФ в 2010 году выросла в 1,7 раза по сравнению с 2009 годом. В 2011 году несколько снизилась (на 2 аварии меньше, но человеческих жертв более чем в 6 раз больше). За 6 месяцев 2012 года на 50% меньше по сравнению с тем же периодом 2011 года. Официальные власти относят такое снижение аварийности за счет повышения требований со стороны контролирующих органов. Доля истины в этом есть, но у нас не должно быть иллюзий, что строгость наказания повышает профес­сионализм. Профессионала нужно учить не допускать ошибок, а не бояться сделать лишний шаг, «как бы чего не вышло». О неготовности действовать в чрезвычайных ситуациях свидетельствуют многочис­ленные аварии, не только на флоте, но и в других отраслях экономики.

Очевидно, что деградация всей системы подготовки кадров в стране имеет свою основу в ошибочной реформе школь­ного образования. В частности, снижение качества образования после введения ЕГЭ признано, фактически, на всех направ­лениях дальнейшего образования - про­фессионального и высшего. Экспертное сообщество и широкая общественность практически однозначно восприняли подобное реформирование как разрушение системы образования, которая была одной из лучших в мире.

Сопротивление опасным «новациям» носит пока характер исключений из правил. Практически сразу после введения ЕГЭ два ведущих вуза России отстояли право про­водить дополнительный экзамен. Позже такое право получили еще пять вузов. Вне всякого сомнения, этот список будет расти. Но разве это не является признанием про­вала проводимого «эксперимента» в целом?

После введения ЕГЭ, развитие мысли­тельных способностей учащихся - главную задачу любого образования - подменили натаскиванием на готовые ответы. При таком подходе можно совершенствовать память, но никак не мышление. Владеть информацией, не означает уметь ее исполь­зовать. Если учащийся помнит формулу, но при этом не способен ее анализировать применительно к реальным условиям, то такая информация не является знанием. История знала немало «гениев-идиотов», способных назвать день недели любой даты, но при этом не владевших четырьмя правилами арифметики.

В воспоминаниях академика АН. Кры­лова есть характерный пример. В кора­блестроительном институте у матроса, проходящего службу в подразделении обеспечения, была обязанность стирать с доски мел во время лекций. Немудре­ными инструментами были тряпка и ведро с водой. Матрос был из деревни, неграмотный, но обладал феноменальной памятью - лекции помнил «назубок». При случае мог подсказать нерадивому сту­денту, но при этом совершенно ничего из сказанного не понимал.

Другим примером бесполезности, а точнее узко ограниченной полезности информации, может послужить опыт Г. Форда, когда во время Второй мировой войны перед ним была поставлена задача -наладить выпуск грузовых автомобилей для фронта, то встал вопрос кадров. Выход был найден в том, что к сборке двигателей были привлечены неграмотные негритянки. Весь процесс состоял из восьмидесяти опе­раций, каждую из которых выполняла одна женщина. Конвейер по производству дви­гателей был налажен, но при этом ни одна из работниц и близко не представляла, как работает ее изделие. Деление процесса производства на отдельные операции, главный принцип работы конвейера, не применим для процесса эксплуатации тех­ники. Нелепо будет выглядеть ситуация, когда один человек, «нажимает только одну кнопку» в цепочке алгоритма по управ­лению судном или самолетом.

Современный пример. В Раджастхане, Индия, есть необычная школа, где учат сельских женщин и мужчин, многие из которых неграмотные, как становиться инженерами в области солнечной энерге­тики (монтировать панели батарей), ремес­ленниками, дантистами и фельдшерами в их собственных деревнях за счет при­вития ограниченного набора несложных навыков. Школу называют Босоногим Колледжем. Для индийских деревень это, наверное, благо. Но не выход из ситуации для человеческой цивилизации в XXI веке. И не тот путь, по которому должен разви­ваться народ, первым вышедший в космос.

Но вернемся к нашей отраслевой теме. В области безопасности мореплавания, переход к стандартам Международной кон­венции о подготовке и дипломировании моряков к несению вахты (ПДНВ), в опре­деленном смысле, можно рассматривать как уступку субстандартному судоходству. Переход к такому схематичному «ком-петентностному» порядку в российском образовании есть ни что иное как реформа регрессивного характера. Конечно, полно­стью отрицать компетентностный подход нельзя, но и считать его достаточным, воз­носить в качестве панацеи против роста аварийности так же нелепо. Например, между компетенцией «понимать» и дей­ствительным пониманием может ока­заться смысловая пропасть. А вот компе­тенция «знать» является более конкретной и может быть оценена объективно, ведь знание предполагает и умение анализиро­вать предметную область.

Сегодня учебные заведения поставлены в крайне жесткие условия подготовки спе­циалистов. Процент отчислений из морских учебных заведений приблизился, а нередко и превышает 50% от числа принятых на первый курс. Главным образом из-за неу­спеваемости, (во времена СССР процент отчисленных не превышал 20%, причем подавляющая часть - по причинам дисци­плинарного характера). Таково сегодня каче­ство выпускников школ. Предполагаемый переход к подушевому финансированию приведет, вне всякого сомнения, к дальней­шему снижению качества подготовки.

В числе причин снижения безопас­ности мореплавания - падение престиж­ности морских профессий и, как следствие, снижение качества подготовки. При этом проблема не только в примитивизации собственно обучения. Успешная подго­товка моряков возможна только с опорой на хорошее состояние физического и пси­хического здоровья слушателя.

Характеризуя физическое состояние российской молодежи, Дмитрий Медведев признал, что к моменту окончания школы только один из десяти выпускников не имеет проблем со здоровьем. В области пси­хофизиологического состояния российской молодежи открытых широкомасштабных исследований нет. Между тем, статистика аварийности на морском флоте свидетель­ствует, что более 80% аварий происходит по причине человеческого фактора, и отно­сить это только на низкий уровень про­фподготовки нельзя. Свою трагичную роль тут играют низкие психофизиологические характеристики молодых специалистов.

В период с 2004 по 2008 годы в Мор­ском колледже (в 2008 г колледж вошел в состав Государственной морской академии Макарова) действовала лаборатория про­фессиональной психофизиологической подготовки. Вот некоторые результаты проведенных исследований. Тестиро­вание 199 абитуриентов показало, что у значительного числа участников целый ряд важных психофизиологических пока­зателей находится ниже нормы. Так, в области вербального интеллекта неудов­летворительный результат показали 40%. Интеллектуальная лабильность ниже нормы у 37%, а общая осведомленность у 30%. Как показали исследования американ­ского психолога Уилфреда Франка, пока­затели вербального интеллекта напрямую влияют на все аспекты академической успеваемости. А такие психофизиологиче­ские показатели, как зрительное воспри­ятие (у 55% тестируемых - ниже нормы), зрительная память (у 42% ниже нормы), пространственные представления (у 40% ниже нормы), оперативная память (у 35% ниже нормы), переключения внимания (у 18% ниже нормы), явно способствуют повышению уровня аварийности. Так, при расследовании происшествий на водном транспорте РФ в 2010 - 2011 годах, сделан вывод, что 45% аварий произошло из-за потери ориентации судоводителями.

Между тем, снижение затрат на подго­товку специалистов при применении пси­хофизиологического отбора при приеме в учебные заведения составляет от 30 до 40% (не придется отчислять тех, кто изначально непригоден и не принят по итогам бессо­держательного ЕГЭ).

Есть и другие резервы качества подго­товки специалистов. Например, установ­лению обратной связи «флот-вуз» могло бы способствовать тесное сотрудничество судоходных компаний с учебными заве­дениями. Но эта работа сегодня вязнет в поисках нормального финансирования соответствующих программ.

В теории автоматического регули­рования различают «отрицательную» и «положительную» обратную связь. Отри­цательная обратная связь, применительно к судоходству, может служить корректи­ровке учебных планов, чего в настоящее время не наблюдается. Положительная обратная связь предназначена для нако­пления новых знаний и формирования стандартов нового поколения совместно с судоходными компаниями. Оба вари­анта находятся, в лучшем случае, в зача­точном состоянии. Не следует принимать отдельные факты материальной помощи со стороны судоходных компаний, как вклю­чение обратных связей. Это просто акты благотворительности, никак не связанные с содержанием образования.

49Кадровая проблема особенно остро встанет при реализации планов по освоению СМП. При этом первоочередной задачей следует считать приведение в соответствие уровня заработной платы работников Севера. В настоящее время формирование экипажей российских судов здесь осущест­вляется по остаточному принципу. Так как основная часть наиболее профессионально подготовленных специалистов предпочи­тает работать в зарубежных компаниях, где более высокий уровень оплаты труда.

Что касается престижности морских профессий, то важная роль должна быть отведена тем преподавателям, которые сами являются выпускниками данного учебного заведения и которые приобрели опыт, работая на флоте. Но и здесь, вслед­ствие низкой заработной платы, опытных специалистов с педагогическими способ­ностями, желающих продолжить работу в учебном заведении, очень немного. Все чаще в число преподавателей попадают люди из других профессий и без опыта работы на морском флоте. О спаде инте­реса к морской профессии говорит и тот факт, что в аспирантуру выпускники не стремятся. Таким образом, в учебных заве­дениях не формируется резерв препода­вательского состава, нарушается главный принцип преемственности, «выпадает» важное звено молодых преподавателей и преподавателей среднего возраста.

В состоянии острого кризиса находится научная деятельность в морских вузах. За прошедшие 20 лет многие научные направ­ления потеряли актуальность, некоторые научные школы прекратили существо­вание. Возрождение полнокровной обра­зовательной и научной работы морских вузов в интересах страны сегодня трудно представить без деятельного и осознанного участия в этой работе нашего государства. Как сказал Н.К. Рерих: «Педагог есть друг позитивно творящего правительства, ибо учитель существует для постоянного соз­дания и утверждения человеческого досто­инства».

Долгое время в нашей стране неплохо работала профессиональных семейных дина­стий, когда в вузах даже выделялись места целевого назначения по направлениям от предприятий. Введение ЕГЭ целевого приема не предполагает, однако тема семейных дина­стий актуальности не утратила.

Об этом говорит, например, гене­ральный директор ФГУП «Атомфлот» В.В. Рукша: «Выбор же на североморских школьников пал не случайно. Многие ребята воспитываются в семьях военных моряков, знают, что такое морская про­фессия и готовы продолжить морскую династию, только уже на гражданском атомном флоте».

Система морских династий может быть особенно эффективной, если руководи­тели судоходных компаний обратят вни­мание не только на школьников из семей военных моряков, но и на самих военных, которые увольняются из Вооруженных сил в социально активном возрасте. Речь идет о дисциплинированных профессио­налах с солидным опытом работы. Новое положение о дипломировании моряков позволяет привлекать военных моряков для работы на морском флоте после про­хождения дополнительной подготовки, но при этом не учитывается важное обстоя­тельство - неизбежное понижение соци­ального статуса при переходе на морской флот. Сама структура гражданского мор­ского флота существенно отличается от организации ВМФ. Поэтому помимо соб­ственно дополнительной подготовки по специальности, необходимо проводить процедуру реадаптации. Она предполагает работу с психологами. По данным газеты «Красная Звезда» в этом нуждаются около 65% увольняемых из Вооруженных сил.

В отличие от критериев боеготовности в ВМФ, на гражданском флоте главная задача - эффективное обеспечение пере­возок груза, экономические показатели. Стремление повысить прибыльность судоходной компании любой ценой и приводит к снижению уровня безопасности море­плавания из-за сокращения численности экипажа, найма специалистов низкой ква­лификации за низкую зарплату, исполь­зования потенциально аварийных судов... Таким путем недобросовестные судов­ладельцы приводят компании на грань субстандартного судоходства, которое и является основной причиной роста ава­рийности.

В прежние времена подготовке кадров для гражданского флота способствовали военные кафедры при морских учебных заведениях. Прежде всего, офицеры-пре­подаватели эффективно прививали слу­шателям навыки дисциплины и ответ­ственности, в том числе, в ходе несения вахтенной службы. Прохождение стажи­ровок на кораблях ВМФ также расширяло кругозор, давало понимание взаимодей­ствия военно-морского и морского флотов в особый период. Закрытие военно-мор­ской кафедры, например, в ГМА имени адмирала СО. Макарова, - явно оши­бочное решение.

Снижение качества подготовки моряков связано также с отсутствием достаточного числа учебных судов. Едва ли частные судоходные компании или какие-то рыночные механизмы способны восполнить эту недостачу. Следует отда­вать себе отчет в том, что подготовка кадров для стратегически значимого транспорта в интересах крупных инфра­структурных проектов всегда была и оста­нется задачей государства. А касательно подготовки кадров для работы на трассах Северного морского пути, задача носит и прикладной научный характер, поскольку речь идет о дополнительных требованиях к морякам по работе в тяжелых ледовых и погодных условиях, в замкнутом простран­стве, в условиях недостатка кислорода... Тут самое время вспомнить относительно свежий лозунг о создании 25 миллионов новых высокотехнологичных рабочих мест в России. Часть из них должна быть создана именно в морском флоте, на марш­рутах СМП.

В заключение отмечу еще раз, что роль преподавателя в наполнении новых рабочих мест была и остается ключевой. Поэтому повышение качества образо­вания в вузах нужно начинать, прежде всего, с поднятия на новый уровень условий труда преподавателя. Н.К. Рерих писал: «Государство, в котором Учитель нуждается, не имеет будущего».

Последнее изменение Среда, 06 Март 2013 22:18
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Войти or Регистрация

Войти

Регистрация

User Registration
Отмена